Лосось (часть 2)

Фундаментальный труд Леонида Павловича Сабанеева (1844-1898), в котором в популярной форме излагаются образ жизни, повадки и способы ловли почти всех известных в России пресноводных рыб.

Лосось (часть 2)

Страница: 1/2

Кроме того, на севере ловят семгу поездами - мешками из сетей, которые за оба конца тянут в воде, гребя на лодках, - и поплавнями, которые почти не отличаются от волжских плавных сетей и состоят из сетяных полотен различной длины, один конец которых удерживается веревкою с лодки, а другой, прикрепленный к бочонку или вообще поплавку, свободно плавает, так что вся сеть медленно плывет по течению. Организация лова семги довольно разнообразна, но вообще производится самими жителями.

Только на р. Варзухе главный лов северного края арендаторы, уплатив вперед подати, только пользуются правом покупать всю семгу, попавшую в забор осенью; в третьем случае право ловли и вместе устройство заборов передается одному лицу, и рыбе не назначается вперед условленная цена, а получается крестьянами-собственниками забора известная часть улова. Наконец, в Поное, на Терском берегу, лов заборами производится подобно уральскому рыболовству, вполне на правах общинной собственности. На всем пространстве морского побережья, принадлежащем этому селению, места лова - тони, из которых каждая имеет свое название, - распределяются ежегодно по жеребью, так что на каждую приходится одинаковое число душ. На тонях ловят завесками, а с Петрова дня общими силами и средствами строится забор на р. Поное. Все, что попадает в забор, делится по душам поровну. Так продолжается до Ивана Постного (29 августа).
В этот день с раннего утра весь народ собирается на берег у забора, молится и затем разом бросается в лодки. Каждый спешит забить в выбранном им месте впереди забора по два, по три кола для означения того, что он берет его в свое владение и затем в этом месте ловит гарвами в свою пользу. Рыба же, попадающаяся в забор, делится по-прежнему поровну. На Печоре лов семги производится главным образом неводами и поплавнями артелями, которые ранее выбирают себе место; улов делится между участвующими в артеле сообразно количеству доставленных каждым снастей. Что касается рек, впадающих в Балтийское море, то ловля семги производится здесь тоже исключительно посредством заборов, отдаваемых на аренду, и только в небольших судоходных реках - б. ч. различного рода сетями. Небольшое количество семги добывается здесь в финляндских речках, где некоторые рыболовные участки продаются сравнительно очень дорого; напр., в округе Кеми Улеоборгской губ. лов лососей настолько выгоден, что 1/10 доля, принадлежащая пастору, продается, по свидетельству Гольмберга, за 4-5 тысяч р. с. В последнее двадцатипятилетие значительное уменьшение в числе ловимых лососей начало замечаться и в Финляндии, и потому здесь в шестидесятых годах устроено несколько рыбоводных заведений с исключительною целию оплодотворения икры лососей. Как вероятно всюду, здесь замечается периодичность в количестве добываемой семги: многочисленный улов лососей в Финляндии бывает обыкновенно спустя четыре года после сильной осенней прибыли воды, вследствие чего ломает заборы, и семга беспрепятственно проходит над ними и успевает выметать икру. В последнее время, впрочем, финляндские рыболовы стали сильно сомневаться в безусловной пользе искусственного вывода этой рыбы, так как убедились в том, что семга далеко не всегда возвращается для нереста в те реки, в которых вывелась. Мнение это основывается на том, что в финляндских реках ловится семга, имеющая в пасти одновременно крючки шведские, германские и датские.

Искусственные семожьи мухиВ Неве ловят лосося преимущественно крупноячейными ставными сетями, имеющими до 20 саж длины, которые, однако, при слабой посадке уменьшаются вдвое. Обыкновенно связывают по 2 сети и выставляют от берега к середине реки. Лов лосося начинается здесь с июля; раньше этого времени он попадается на взморье и в самом устье. Ловят его еще так наз. волочками, т. е. сетяным мешком, который тянут двумя лодками на веслах по течению, ибо лосось, как и всякая рыба, отдыхает в заводях, обращаясь головой против течения. Кроме названных способов ловли сетями и заборами, в Онежском и Ладожском озерах употребляется еще ловля семги на масельги, т. е. переметы, особенно масельги верховодные, наживленные рыбками (корюшкой). Молодые лососи, длиною от 6 до 8 дюймов, почти постоянно держатся здесь близко к поверхности воды, тогда как большие днем уходят на глубину, где их также ловят на крючья.

За исключением небольшого количества, потребляемого на месте в свежем виде, вся остальная семга солится или самими ловцами, или скупщиками, или арендаторами заборов. Соление производится следующим образом: пойманную семгу обмывают, разрезывают и вынимают все внутренности, наполняют внутреннюю полость солью (иногда, как на Печоре, где ловится самая крупная и жирная семга, только пересыпают солью внутри и снаружи), пересыпают ею жабры и втирают в чешую и укладывают в чаны или лари. Количество соли определяется временем года. Различия в качествах этой рыбы зависят, однако, более от ее природных качеств, чем от способа соления. Лучшею считается онежская из реки Онеги, известная под названием «порога», за нею следует двинская, понойская же самая худшая.

Количество улова этой рыбы определить весьма трудно за недостатком статистических сведений. Во всяком случае, оно не должно быть значительно. Данилевский полагает, что средний улов семги во всем Белом море не превышает 20000 пудов. В Печоре семга добывается тоже в незначительном количестве (в 1873 году, по Арсеньеву, только 600 пудов). Сколько ловится ее в реках Балтийского бассейна, в Онежском и Ладожском озерах - вовсе неизвестно, но, вероятно, не менее, чем в Беломорском Таким образом, главный улов этой бесспорно самой ценной рыбы, продаваемой на месте от 8 р. за пуд, производится в Куре и Тереке, которые каждогодно дают 40-60000 пудов лосося.

Уженье лосося, рыбы, не имеющей равных по силе, быстроте движений и неутомимости, бесспорно, самое трудное, тем более что оно в большинстве случаев требует большой ловкости при закидывании удочки. По всем этим причинам в Западной Европе, в Англии по преимуществу, ловля лосося составляет высший рыболовный спорт, доступный далеко не всякому даже искусному охотнику, так как это уженье вместе с тем и самое дорогое и более, чем какое другое, обусловливается совершенством всех принадлежностей. Приняв это во внимание, а также и распространение лосося по северным и западным окраинам России, легко понять, почему уженье лосося почти неизвестно русским охотникам и почему не имеется о том почти никаких печатных сведений. Мы знаем только, что в Петербурге есть несколько охотников, преимущественно англичан, которые ловят лосося в Неве, в Нарве около водопада, на Сайменском озере, выше водопада Иматра и в финляндских речках, где семги больше и удить ее много удобнее, чем в большой реке. По расспросам, в Финляндии уженье как форелей, так и лососей вообще более употребительно, чем в какой-либо другой местности России, и им занимаются не одни привилегированные лица, но и рыболовы-промышленники, причем достойно внимания то обстоятельство, что последние, кромецельных (березовых) удильников, употребляют для этой ловли длинные удилища из тростника, привозимого на кораблях, и притом с самодельной катушкой. Это одно показывает, насколько реки Финляндии богаты форелью и семгой. Недаром сюда ездят не только петербургские англичане, но и досужие лорды Великобритании, которые с тою же целию посещают и далекую русскую Лапландию. Как ловят петербургские рыболовы лосося на Неве - достоверно неизвестно, но нет никакого сомнения в том, что они употребляют английские снасти с катушкой, по всем вероятиям, с лодки.

Некоторые из столичных спортсменов, как, напр., недавно умерший генерал Асташов, специально для ловли лосося и форели арендовали финляндские речки и платили за это право довольно большие деньги Близ Иматры приезжие охотники и местные рыболовы-промышленники ловят, по расспросам, с легкого челнока вдвоем, причем один гребет одним веслом, а другой закидывает удочку (с живцом, мертвой рыбкой или искусственной, местного приготовления, из разноцветных тряпочек). По причине чрезвычайно быстрого течения плавание это весьма затруднительно и даже опасно, и не многие спортсмены, несмотря на искусство гребцов-чухон, решаются подвергнуться риску быть увлеченным в водопад. Гребут с одного берега на другой зигзагами, а закидывают с носа лодки вперед, беспрестанно перебрасывая удочку. Более подробных сведений об уженье лосося в окрестностях Петербурга и в Финляндии я достать еще не мог, но надеюсь, что кто-либо из местных охотников-рыболовов даст в журнале «Природа и охота» или в «Охотничьей газете» обстоятельное описание этого малоизвестного в России уженья.

Весьма краткое описание уженья лосося в Западной Двине дает Терлецкий, и это единственный русский печатный источник о ловле семги удочкой, если не считать сообщения о том, что в Куре лососи (другого вида) изредка попадаются на донные удочки с крепчайшей леской и чрезвычайно тяжелым грузом (по причине быстрого течения). Всего интереснее то обстоятельство, что автор корреспонденции, поймавший огромного лосося (в пуд семь фунтов), мог удержаться на берегу только при помощи нескольких лиц и что затем он изобразил из себя в некотором роде живую катушку, т. е. для того, чтобы подвести свою добычу, должен был навертывать леску на себя.

Судя по всему, уженье с катушкой неизвестно и на Западной Двине, так как Терлецкий говорит о ловле только на «растяжную» удочку. Последняя напоминает удочки, употребляемые в средней России для ловли шересперов на быстринах, но делается еще длиннее, а именно достигает 20 сажен. Через каждые полторы-две сажени прикрепляются к лесе (шелковой, вероятно) небольшие пробочки, и одна около поводка (из 2-3 жилок, т. е. буйволовых волосков). Назначение их - поддерживать леску на поверхности воды. Поплавка игрузила нет. Удилище употребляется очень длинное, крепкое, т. е. гибкое и упругое, преимущественно березовое, разумеется цельное, тщательно завяленное и выправленное. Ловят с челнока, придерживаясь средины реки, и насадкою служит исключительно живец (елец?), который, вероятно, зацепляется за губу. Грубость снасти не допускает другой насадки; да к тому же ловля производится осенью. Лосось берет живца с размаху, налетая на него, как вихрь, но при виде малейшей опасности стрелою уносится вдаль, придерживаясь поверхности воды. По-видимому, он делается здесь добычей только немногих лучших удильщиков.

Другие материалы раздела Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Уважаемые посетители!
Вы просматриваете старую версию сайта компании "Бадис"
Можете прямо сейчас перейти на наш новый сайт