Снеток

Фундаментальный труд Леонида Павловича Сабанеева (1844-1898), в котором в популярной форме излагаются образ жизни, повадки и способы ловли почти всех известных в России пресноводных рыб.

Снеток

Страница: 1/2

Osmerus eperlanus var. spirinchus. По всей Северной России - снеток, сняток, снет; у карелов - сниити; финск. - норсси, синейнен; лат. - стинт; у ижоров - тинти. По Палласу, у камчадалов - ингая, ингачич, но, вероятно, это название принадлежит какой-либо другой рыбе.

Как уже было сказано выше, снеток отличается от корюшки почти единственно меньшим своим ростом. Обыкновенная его величина 3-4 дюйма, очень редко 6 дюймов, как напр. в Валдайском озере, так что снеток, бесспорно, самая маленькая рыбка, имеющая промысловое значение. Это значение даже гораздо более, нежели значение корюшки: сушеный и мороженый снеток развозится по всей Северной и Средней России, и количество его аадобно считать сотнями тысяч пудов.

Главное местопребывание снетка - озера Северной Европы, и то, впрочем, весьма немногие. Есть ли он в Сибири - достоверно неизвестно, хотя Паллас и утверждает, что снеток водится в Камчатке. Сколько известно, эта рыбка эставляет исключительную принадлежность озер Северо-Западной России; на севере, по-видимому, она редка и б. ч. попадается форма, составляющая переход к корюшке (напр., Голодной губе, у устьев Печоры, где она называется нагышом). Из других местностей Европы снеток встречается во многих озерах Швеции, в некоторых местностях Пруссии и Бранденбурга, но уже довольно редко, и здесь он не имеет никакого промыслового значения и даже редко употребляется в пищу.
Главное местопребывание снетка - озера Псковское, Чудское, Ильмень, Валдайское и Б?лоозеро, где и производится его главный лов. В Онежском озере настоящий снеток очень редок, а в Ладожском встречается только в некоторых губах западного берега, к северу от Кексгольма. Кроме того, он водится во многих глубоких озерах Новгородской и Тверской губ., также в Остзейском крае, по-видимому даже в Смоленской губернии* и во многих озерах Северо-Западного края, именно в Сувалкской губ. Вообще с пятидесятых годов распространение этой небольшой рыбки весьма расширилось. Так, она появилась в оз. Лаче (из оз. Челондского), в канале Герцога Вюртембергского, перешла в озера бассейна Северной Двины, напр, в Зауломское и изредка попадается в Кубенском озере. Точно так же она появилась в оз. Вирцъерве не ранее 1851 года, а в озере Мстино (Тверской губ.) - с 1857 г. В Селигере снеток водится в большом количестве с незапамятных времен, но в древних известиях о Пейпусе не упоминается о снетках. Вообще распространение этой рыбы, видимо, расширяется, и причиной тому, конечно, каналы, соединившие между собою бассейны Белого, Балтийского и Каспийского морей. Во время весеннего половодья снеток иногда заносится из Белоозера в Шексну и даже Волгу**.

* Именно в озерах Щучье и Велесть (см. "Материалы для географии и статистики России").
** В Галичском озере (Костромской губ.) настоящего снетка нет, а это название придается молоди окуня и ерша. В "Путеводителе по Волге", составленном Кучиным (1870 г.), находится известие, что на Люнде, одном из притоков Ветлуги, имеется небольшое озеро Нестиар, в котором снетки появляются периодически, вперемежку со щукою и окунем, их истребляющими. Может быть, это не снетки, а верховки (Lencaspiuc) или даже озерные гольяны.
Впрочем, даже в таких озерах, как Чудское и Псковское, где снетки составляют главную массу всей рыбы, они, по-видимому, годами почти совершенно исчезают на более или менее продолжительное время. Так, в 60-х годах, по Данилевскому, снетков вовсе не было в Чудском озере; лет 17-18 назад он был снесен оттуда в Нарову и снова появился только в конце 60-х годов из Псковского озера, так что в зиму 1870-71 года ловился в гораздо большем количестве, чем в последнем. Точно так же и 1839 год был замечателен отсутствием снетков в Псковском озере, которые были угнаны ветром в Пейпус. Вообще снеток - рыба периодическая, и многочисленность ее в одни годы и малочисленность в другие зависит главным образом от состояния погоды в летнее время: сильные ветры и бури выгоняют снетков в другие озера, уничтожают икру, а дождливое и холодное лето имеет большое влияние на развитие их молоди, а также на прирост ее, потому годами снеток бывает крупнее или мельче. В теплое время в озерах образуется множество водорослей, наполняющих собой в виде зеленых шариков целые полосы воды. Эту органическую массу рыбаки называют снетковым кормом и при ловле всегда отыскивают места, где вода окрашена водорослями в зеленый цвет. Особенные удобства в этом отношении представляет Псковское озеро, которое как бы окаймлено обширной береговой песчаною террасою; здесь глубина воды не превышает сажени и во множестве растут Potamogeton и разные водоросли - приют и пища мелких ракообразных, главный корм снетков. Далее эта терраса круто обрывается, и дно озера представляет горизонтальную равнину без отмелей, где глубина воды равняется 2 1/2-3 саженям и где держится взрослая рыба. Весь снеток Псковского и Чудского озер все лето проводит в этом месте и только при ветреной и дурной погоде временно уходит на илистые места, в глубь озера, куда совершенно удаляется к осени, собравшись в огромные стаи. По Бэру, снеток Псковского озера осенью постепенно переходил в северный отдел Пейпуса, оставался для метания икры до половины мая и затем рнова возвращался в Псковское озеро; но, по свидетельству Васильева*, снеток для метания икры попадает в Чудское озеро редкий год и загоняется в него ветрами или льдами, да и вообще последнее при чистоте дна и воды, а также по обилию хищных рыб не может представить тех удобств для размножения снетка, какие он имеет в Псковском. По этим причинам снеток, очевидно, должен быть гораздо малочисленнее в Пейпусе, хотя достигает в нем большого роста, а потому замечание Бэра о каждогодных переходах снетков должно быть признано неверным. Вероятно, случайное было возведено им в общее. Напротив, основываясь на том, что после неурожайных годов (т. е. когда снеток для метания икры попадает в Чудское озеро) в Псковском озере попадается снеток в большем против обыкновенного количестве, надо полагать, что значительная часть и коренного чудского снетка уходит в Псковское озеро.

Нерестится снеток, так же как и корюшка, ранней весной, но обыкновенно после вскрытия озер или, по крайней мере, впадающих в эти озера рек. При ранней весне и благоприятных ветрах снеток мечет икру, кажется, на прибрежных отмелях озера; в противном случае массами входит в реки, так что его можно в это время черпать ковшами. В Псковском озере нерест (в озере и в устьях р. Великой) происходит в конце марта или в начале апреля, то же в оз. Селигере; в Чудском и Ильмене (в pp. Шелони и Ловати) несколько позднее; в Белоозере же, по Данилевскому, ход снетка (в устья Ковжи и Кемы, особенно последней) продолжается с Егорья (23 апр.) до Николина дня (9 мая), причем, однако, главный лов (в самый разгар нереста) продолжается не более трех дней, вернее ночей, так как снеток идет и нерестится по ночам.

* "Краткий очерк Псковского (Талабского) озера". Псков, 1879, стр. 17-18.
Икра выметывается им на песчаных или хрящеватых местах и плавает здесь такими массами, что при весенней ловле вытаскивается в огромном количестве на берег. Хотя вместе со взрослым снетком ловится и мелкий годовалый, в полвершка величиною, но икры он не имеет, а потому надо принять, что эта порода становится способной к размножению только в конце второго года жизни, все-таки раньше всех других промысловых рыб, которые нерестятся обыкновенно по 3-му или 4-му году. Be время нереста снетки покрываются мелкими бородавочками. Васильев говорит, что икра снетка задерживается водорослями, покрывающими дно озера (Псковского), которые таким образом предохраняют ее от истребления другими рыбами, но это мнение не выдерживает критики, потому что в начале апреля может быть только прошлогодняя водяная растительность и водоросли, и водяные растения могут иметь значение для снетков не раньше мая, даже июня, доставляя убежище для взрослых рыб, а для молоди, кроме того, и пищу (водоросли). Молодь, впрочем, несомненно, живет в более мелких местах и ближе к берегу, чем крупный снеток.

В Ильмене снетки, выметавшие икру, держатся некоторое время на мелкой прибрежной полосе (с песчаным дном) и уходят в глубокую и илистую часть озера еще в июне. В июле их начинает преследовать мелкий окунь-селеток (окунчик, окунец, острячонок), т. е. выведшийся тою же весною, и стада молодых снетков до глубокой осени всегда бывают окаймлены мелким окунцом, следующим за ними всюду и находящим для себя постоянную пищу в отсталых и слабых; в средину стада окунец пробраться не может. По свидетельству того же Васильева, окунец оставляет снетка, когда последний перерастает своего преследователя. Для ловцов Псковского озера отсутствие между снетками окунца служит признаком их зрелости, и смешанные уловы ценятся очень низко. Вообще размножение снетков зависит как от весенних ветров, выбрасывающих на берег их икру, так едва ли не более от урожая окуней, который, как было сказано выше (см. "Окунь"), бывает наибольшим при весенних ветрах. По наблюдениям г. Гримма, в годы обильного урожая острячонка совсем не ловится молодой снеток, так как весь он делается добычею окуньков, и сильно размножившиеся окуни могут даже совершенно истребить всех снетков в озере. Так, напр., в Пестовском озере Никольского рыборазводного завода (Новгородской губ. Валдайского уезда) последние совершенно исчезли в 1865 году вследствие слишком бережливого лова рыбы вообще, а в частности окуней, и развелись здесь снова только в 1875 году, после того, как сюда было пересажено (к 1872 г.) 5 пудов снетков из озера Велье. Снеток также во множестве истребляется водяными птицами, особенно чайками, и скопление этих птиц в известном месте служит указателем местонахождения рыбы. Кроме того, надо всегда иметь в виду, что снетковые стаи в ветреную погоду всегда собираются на подтишье, т. е. к подветренному берегу.

Ловля снетков производится, напр., в Белоозере в течение всего года почти без перерыва, но в Чудском озере зимняя ловля незначительна, вероятно потому, что здесь снеток уходит на зимовку в самые глубокие места. В последнее время весенний лов практикуется уже далеко не повсеместно, так как даже сами рыбаки* начинают приходить к тому убеждению, что ловля во время нереста уменьшает количество осенних и зимних уловов, дающих рыбу более ценную и с более обширным сбытом. Весенний лов производился прежде в Псковском озере, главным образом в устье Великой, неводами около 200 сажен длины с мотней до 5 сажен. Почти такими же неводами ловят во время нереста в устьях Шелони и Ловати, на озерах Ильмене, Ковжи и Кемы, на Белоозере, но здесь, кроме того, вычерпывают большое количество рыбы частыми саками, вроде наметки. Летний лов начинается обыкновенно с 1 августа (Псковское озеро) или с Ильина дня (Ильмень); ловля мелкоячейными неводами, имеющими более 3 ячей на вершок, на Чудском и Псковском озерах с 24 июня по 1 августа запрещена законом и невода эти отбираются и запечатываются, так же как и сушильни. Осенний лов считается с 8 сентября до замерзания, зимний - с замерзания Озера до его вскрытия. Наибольшее количество снетка добывается, конечно, зимою, а так как неводная ловля подо льдом производится совершенно иначе, чем летом и осенью, и известна весьма немногим, то я приведу здесь описание этого лова в Псковском озере, который в общем, кроме названий терминов, немногим лишь отличается от зимнего неводного лова в других русских озерах и реках.

* В конце 1879 года рыбопромышленниками Александровского посада, главного рыболовного пункта на Псковском озере, был составлен приговор об уничтожении весеннего лова снетков ("Вести. Псковск. земства", 1890 г., ? 7).

Другие материалы раздела Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Уважаемые посетители!
Вы просматриваете старую версию сайта компании "Бадис"
Можете прямо сейчас перейти на наш новый сайт