Щука (часть 2)

Фундаментальный труд Леонида Павловича Сабанеева (1844-1898), в котором в популярной форме излагаются образ жизни, повадки и способы ловли почти всех известных в России пресноводных рыб.

Страница: 1/2

За границей уже давно сознали пользу и выгоду мелких щук и нарочно пускают их в те пруды, которые назначены для корма взрослых карпов. Поедая молодь последних, они дают возможность развиваться быстрее крупным рыбам. У нас также бы следовало пускать щук в такие пруды, где развелось слишком много мелкого карася, плотвы, а в особенности гольца. Если мало шансов на то, что хищники выживут зиму, что может случиться очень редко, если делаются проруби, то достаточно даже летнего пребывания нескольких щук в пруде, чтобы очистить его от больных и слабых рыб и уменьшить число гольцов - самых вредных рыб, так как они истребляют икру других рыб, сами не представляя почти никакой ценности. В таких условиях находятся, например, пруды Петровской академии, где голец вытесняет линей и карасей. Как кажется, щуки были здесь (в главном пруде) еще лет 20 назад. Но так как их беспощадно стреляли весною, то в одну из суровых зим погибли и уцелевшие. Щуки переводятся иногда даже в очень глубоких озерах. Например, в известном и очень глубоком (до 25 арш.) озере Белом, близ с. Косина (в 12 верстах от Москвы), лет 10-12 назад зимою издохла довольно загадочным образом вся рыба, за исключением немногих линей и карасей, и теперь в нем нет ни одной щуки.

Как было уже сказано, щука доставляет очень вкусное и ценное мясо: только у одних римлян она находилась в большом презрении; у англичан в средние века щука, наоборот, считалась самою вкусною и дорогою рыбою. Особенно ценится щучье мясо евреями, а потому за последнее двадцатилетие оно сильно поднялось в цене, как в Москве, так и везде, куда расползлась эта клопоподобная нация. Замечательно, что Донская область - единственная в России страна, застрахованная от еврейского нашествия, вместе с тем единственная местность, где щука считается поганою и никогда и никем в пищу не употребляется. Казаки бросают ее обратно в воду на том основании, что у щуки змеиная голова и она ест лягушек. Большая часть щук добывается в озерах, прудах и небольших реках; в судоходных же реках ловля ее сравнительно ничтожна. Молодая щука, приготовленная по-жидовски, с фаршем и с яйцами, или по-польски, составляет весьма вкусное рыбное кушанье; недурны также маринованные щуки, а также жареные, подобно наваге, щурята. В очень иловатых прудах и озерах щуки сильно отзываются илом и иногда даже пригодны только для маринования. Самою вкусною считается молодая (речная) щука - т. н. щука голубое перо - перед самым нерестом. Молошники предпочитаются икряникам, потому что зрелая щучья икра во многих местностях России, напр, в низовьях Волги и во всей Западной Европе, имеет не только сильное слабительное действие, но довольно ядовита. В Германии существует убеждение, что даже мясо щуки, убитой во время нереста, съеденное в большом количестве, производит боль желудка, тошноту, рвоту, головокружение и понос. По-видимому, соленая икра не имеет уже вредных свойств; там, где много щук (на больших озерах), икру их солят в большом количестве и продают (простонародью) по 30 и более копеек за фунт. За исключением человека и своих собратьев, щука почти не имеет врагов. Впрочем, на юге России сом, а в Сибири таймень не дают спуску зазевавшейся хищнице. Мелкая щука иногда становится добычею скопы, но крупная (даже десятифунтовая) обыкновенно топит своего неожиданного всадника. В Западной Европе много щук истребляют выдры, но у нас последних сравнительно очень мало (кроме Польши, почему выдры и называются польским бобром). Зато щуки очень страдают от глистов, которым заражаются от съеденных рыб и мышей. Изредка встречаются почему-то слепые щуки, а также ненасытные до бешенства обжоры, бросающиеся даже на людей. Известно несколько случаев, что такие бешеные щуки хватали людей за руки или за ноги. Наконец, у щуки бывает эпидемическая болезнь: брюхо покрывается желваками и рыба всплывает мертвою. Щучья желчь доставляет очень хорошую желто-бурую краску, а также употребляется в качестве лекарства от колики.

Добывание щук производится весьма разнообразными способами - различными сетями и вершевидными снарядами, острогой, силками, стрельбой из ружья, глушением и, наконец, крючками, насаженными большею частью живою рыбою.

Главная масса щуки добывается, однако, не в больших реках, а в мелких запруженных притоках, в озерах и речных старицах. Только в этих водах, особенно в озерах, щука имеет большее или меньшее промысловое значение, хотя никогда не ловится единовременно в таком большом количестве, как, напр., судак и окунь, не говоря о белой рыбе. Впрочем, в т. н. щучьих озерах зимою, когда щуки собираются в определенные места для зимовки, на таких тонях, называемых щучьими, их ловят неводами десятками пудов, по нескольку сотен за раз. Но такие случаи редки, и почти всюду большая часть щук добывается вершами, острогой и крючками, главным образом весною. Неводная ловля может производиться с успехом только подо льдом, т^ак как в другое время года щука ускользает из невода, нередко перепрыгивая через верхнюю тетиву; крупная, видя себя окруженною сетью, даже пробивает ее с разбега. Притом с весны до поздней осени щука держится в таких местах, где неводная ловля немыслима, а потому эта рыба составляет чуть ли не главную добычу мелких рыбаков-промышленников и имеет местный сбыт, продаваясь б. ч. в свежем виде, редко мороженою и еще реже (как, напр., на Барабинских озерах) вяленою. Эти мелкие или даже случайные промышленники ловят щук т. н. курицами, различного рода небольшими сетяными снастями, ловушками из прутьев, ставят переметы и жерлицы, также бьют щук острогой и глушат их подо льдом.

Бредень, или волокуша, - очень небольшой невод, не длиннее 10 сажен, а чаще гораздо менее, глубиною до сажени; сетка его, особенно в мотне, делается очень частою, почему в него попадается много мелочи, которая, разумеется, погибает без всякой пользы. Иногда бредни делаются без грузил, поплавков и мотни, а в наипростейшем виде представляют широкий кусок рединки, т. е. самого редкого и грубого холста. Как видно из названия, ловят бреднем вброд - бредут с ним около берегов, чаще по ночам. В реках с голыми берегами летом, ради привлечения рыбы, кладут заблаговременно на воду срубленные кусты и вершинки деревьев и затем, когда стемнеет, осторожно окружают это искусственное убежище. В травяных зарослях и в коряжниках, где бредень легко можно изорвать, употребляются (на севере) т. н. курицы. Это, как видно из рисунка, две легкие кокорки, к которым пришит сетяной мешок с отверстием до 4 аршин. Курицей ловят всегда втроем: двое тащат, а третий управляет прикрепленным к "пяте" колышком.

Ловля рыбы курицею Немало щук ловится (б. ч. летом в травах) мережами - весьма оригинальными сетяными снастями, которые будут подробно описаны далее. Эта тройная, трехстенная сеть: в середине находится частая сеть, по бокам т. н. ряжи, т. е. редкие сетки с ячеями около 4 вершков в квадрате. Рыба, ударившись с разбега в мережку, проскакивает через первый ряж, запутывается, потому что частая сеть образует, продвинувшись в петлю другого ряжа, узкий кошель, в котором рыба не может уже повернуться. В большинстве случаев в эти сети щук загоняют при помощи т. н. боток, или боталов, которыми бьют в травах и под берегом; но по ночам рыба попадается в мережки и самоловом, т. е. без загона. Загнать щуку из-под заросшего берега довольно трудно, так как она выказывает в этом случае большую хитрость и очень долго бегает, пока не зацепится; бывает, что она вырывается из загона, проскользнув сбоку или перепрыгнув через сеть. Крупная щука, не найдя выхода, старается пробиться силой и отчаянно бросается на сеть. Нередко щука перехитрит и попадается снаружи; а также случается, что снаружи попадают совершенно посторонние щуки, которые пришли на шум ботанья в ожидании поживы. Дневная ловля мережками принадлежит к числу самых занимательных и даже охотничьих способов ловли, так как производится б. ч. в одиночку и требует от рыбака большой ловкости и сметки.

К числу охотничьих, т. е. активных, способов ловли щук принадлежит ловля наметками, сежами, накидками (малушками и корзинами). Сежа уже описана выше (см. "Белорыбица"), накидные сети, или малушки, известны только на юге, и об них будет говориться далее. Наметка - более или менее всем известный снаряд - употребляется главным образом в водополь или паводок, вообще в очень быструю и мутную воду, когда рыба жмется к берегам и не видит надвигающейся сети. Простая наметка (или сак), впрочем, употребляется и летом для ловли рыбы, стоящей у берега, под корнями или в траве, т. е. ночью, а в жары также и в полдень. Такая наметка состоит из большого (до 4 аршин глубиною), более или менее частого сачка, прикрепленного к длинному, но легкому шесту. На конец последнего насаживается перекладина - деревянный брусок в 1 1/2-2 1/2 аршина длиною, концы которого соединены толстой бечевкой, привязываемой к шесту, так что образуется треугольник, нижняя сторона которого состоит из перекладины, а боковые - из бечевки. Сеть прикрепляется к этому треугольнику. При ловле наметкой обыкновенно осторожно кладут ее на воду плашмя, подальше от себя, затем быстро погружают сеть до дна и вытаскивают ее на берег. При летней ловле щук наметкой обыкновенно приходится загонять их в нее настойчивым и продолжительным вытаптыванием из травы, откуда щука идет в сеть крайне неохотно; большею частию это делается вдвоем: один входит в воду с наметкой и заводит ее под берег, куст или траву, а другой выгоняет рыбу. В полую воду наметку просто держат отверстием против течения, прижимая сеть ко дну и подымая ее по временам для того, чтобы вынуть зашедшую в сак рыбу, что иногда чувствуется осязанием. В Ярославской губ. для весеннего "сакания" рыбы употребляют очень большую сетку, внутри которой, к самой вершине конуса сетки, прикреплена тонкая бечевка или нить; эту I нить держат в руках, и она дает знать о каждой попавшей рыбе. Таким образом усовершенствованная наметка составляет как бы переход к известной сеже (см. "Белорыбица", ).

Малушка, или накидка (см. "Сазан"), у нас, в средней и северной полосе, почти совершенно неизвестна, но, судя по всему, ловля ею щук может быть весьма добычлива, во всяком случае малушка гораздо удобнее белорусской корзины, которая также набрасывается на замеченную рыбу. Этот оригинальный снаряд, также требующий большой сноровки и опытности, но очень мало известный, делается из гладких и сухих дранок (40-50) длиною до 1 3/4 аршина, а шириною в нижнем заостренном конце 1 1/2, в верхнем один вершок. Эти дранки прикрепляются с помощью бечевки к двум обручам, из которых нижний диаметром около 18 в., верхний вдвое менее. Ловить корзиною можно только на мелкой воде, не глубже 1 1/2 аршина, и там, где растет более или менее густой хвощ. Щуки и другие рыбы очень любят ночевать в этой траве, а по колебанию верхушек последней совершенно ясно видно их малейшее движение и нетрудно даже определить размер рыбы. Ловят ранним утром до восхода и немного позднее, только в совершенно тихую погоду, большею частию вдвоем: один с корзиной становится на носу челнока, другой - с шестом - в корме. Въехав в хвощ, останавливаются и смотрят, не побежала ли поблизости рыба. Обыкновенно, проплыв 1-2 аршина, она останавливается. Заметив место остановки, а особенно где ее голова, осторожно подъезжают к щуке (или другой рыбе), ловец держит корзину наготове за верхний обруч и, когда лодка достаточно приблизится к намеченной добыче, с силою бросает свой "кош" (не выпуская его из рук) так, чтобы голова рыбы была в центре или внутри корзины. Если бросок был удачен, что зависит только от навыка, то рыба тотчас дает о себе знать, забарабанив хлостом в стенки. Остается, засучив рукава, вынуть рыбу из корзины.

Местами, под Москвой, например, ловят щук тоже корзинами, но обыкновенными большими бельевыми, заводя эту корзину в траву или под берег, бродом наподобие наметки. Только эта ловля еще труднее и возможна лишь в жаркие дни, около полудня (не ранее 10 часов), когда щука стоит у берега в полусонном состоянии. Однако, заметив стоящую щуку, не следует подавать вида, что ее увидели, а необходимо идти как бы мимо и затем вдруг опустить корзину и быстро выкинуть добычу на берег.

Огромное количество щук добывается весною, во время нереста, в известные снаряды-ловушки в виде двух вложенных один в другой конусов. Снаряды эти делаются из сетей, большею частию с таковыми же крыльями, и носят тогда название жохов, крылен, фитилей* и ставятся большею частию непосредственно в протоках, в тростниках и камышах; верши, сурпы и морды (см. "Линь") делаются из прутьев ивняка (подобные снаряды изготовляются на севере и из дранок) и устанавливаются обыкновенно в промежутках, оставляемых в перегораживающих речку или проток плетнях, называемых язами или заплетами. В последние снаряды щуки идут менее охотно, чем в сетяные, хотя позднее жадность пересиливает осторожность: они заходят в эти ловушки, привлекаемые попавшейся мелкой рыбой. В зауральских озерах и в южно-русских речных заливах и лиманах много щук ловится весною в так называемые котцы - лабиринты из дранок или прутьев, воткнутых в дно. Описание этой остроумной снасти, основанной на том, что рыба почти вовсе не имеет заднего хода, т. е. не может пятиться, будет помещено ниже (см. "Карась").
* Фитиль местами называется витиль, вятель, вентель, вентерь.
Местами, именно в озерах и больших прудах, очень много бьют щук острогами, особенно весною; весенний бой щук отличается от осеннего лученья (см. "Линь") тем, что производится не ночью, а днем и притом очень легкими острогами, всегда с берега или стоя в воде, а не с лодки. Эта охота требует большой сноровки, терпения и выносливости, так как нередко приходится кидать острогу, как дротик, и долго выжидать, стоя по колени или по пояс в холодной воде. Весенняя острога делается из толстого листового или котельного железа о 7-12 зубцах и очень широкою (до 8 вершков); насаживается она на сравнительно очень длинное (3 сажен), но легкое ратовище.

Всего удобнее бывает бой ясным и тихим утром, когда солнце находится впереди или сбоку и можно видеть рыбу издали. Заметив приближающуюся щуку или целую артель, рыболов вонзает ее в плавающих рыб, стараясь держать ее не плашмя, т. е. параллельно поверхности воды, а вертикально, потому что тогда больше шансов зацепить не одну, а несколько рыб разом. Целить надо в переднюю часть тела, позади головы, и чем глубже идет щука, тем больше брать ниже, под брюхо. Затем острогу с рыбой прижимают ко дну, чтобы зубцы крепче вонзились, и кладут добычу в мешок или бросают на берег. Ловкие и привычные бойцы кидают без промаха острогу в щук, плывущих на расстоянии 3-4 сажен. Вообще эта ловля гораздо добычливее осеннего лученья, и даже под Москвою на многих прудах (напр., в люблинском, царицынских, что по Курской жел. дороге) мужики украдкою легко набивают за весну по 5-10 пудов щуки на острогу.

Другие материалы раздела Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Уважаемые посетители!
Вы просматриваете старую версию сайта компании "Бадис"
Можете прямо сейчас перейти на наш новый сайт