Карп (часть 1)

Фундаментальный труд Леонида Павловича Сабанеева (1844-1898), в котором в популярной форме излагаются образ жизни, повадки и способы ловли почти всех известных в России пресноводных рыб.

Карп (часть 1)

Страница: 1/2

Cyprinus carpio L. В Средней России - карп, карпия (преимущественно прудовая); в южных и юго-западных губерниях -короп, мелкие - коропчата, местами - подройчик, подрыйчик, на Волге, на Дону, на Кавказе и в Туркестане - сазан, в Астрах, губ. мелкий - лапыш, у донских казаков - сазамята. В низовьях Днепра и Днестра карпы меньше 10 фунтов - шаран, шаранец, саран, саранец - названия, принадлежащие собственно помеси речного коропа с карасем (С. Nordmanni). В Польше - карп, в дной - стопняк, в верховьях Вислы - цвик, мелкий - крочек. Карп-карась, помесь карпии с карасем (С. Collarii) - карпик, ставной короп, по-польски - дубиль. Таг. и кирг. - сазан, калм.-еюрга-сазан, берег-сазан; арм. - тетсак; у ходзенов - хартко, китайцев - лидза, лидзе. Я буду называть карпом безразлично речной коренной вид, так и прудовую его разность, отличая, це надо, первый под названием сазана или коропа, а последнюю под названием карпии.

По своей величине и значению для рыболовов и рыболовов-охотников карп, бесспорно, занимает первое место между всеми рыбами своего семейства, которое получило от него название. Но в промысловом отношении, несмотря на то, что в Южной России и особенно в низовьях больших рек бассейна Черного, Каспийского и Аральского морей карп ловится в огромном количестве, он не имеет такого значения, как, напр., лещ, сырть, тарань и вобла, и впрок до сих пор почти нигде не заготовляется.

Название карп, собственно, не русское, а так же, как все его европейские названия, происходит от греческого слова - плод, которое, очевидно, дано по причине необычайной плодовитости этой рыбы. Впрочем, название карп, чаще - карпия, употребительно только в Средней России и относится исключительно к карпам, живущим в больших прудах и озерах; в Юго-Западной России оно заменяется другим - короп, а в Юго-Восточной, на Волге и Урале карп известен под киргизским названием сазана.

Настоящий речной карп, или сазан, очень красив. Он покрыт необыкновенно крупною темно-желто-золотистою чешуею, которая на спине темнее, с синеватым оттенком, а на брюхе светлее; кажется, будто по золотому полю он весь усыпан гвоздиками с темными шляпками. С первого взгляда карп, особенно молодой, имеет довольно большое сходство с карасем, но он не так высок в спине (вышина тела только вдвое более толщины), толще и длиннее и сразу отличается от последнего своими 4-мя толстыми и короткими усиками на желтых, необыкновенно мясистых губах, почти таких же подвижных, как у леща; усики эти сидят попарно с каждой стороны и оканчиваются кругловатыми, плоскими головками. Спинной плавник очень широк, шире, чем у других карповых, и занимает почти всю заднюю половину спины, цветом темно-серый. Кроме ширины, он отличается очень крепким пилообразным, зазубренным передним лучом. Такой луч имеет спинной плавник мирона-усача, но у карпа такое же строение имеет и передний луч заднепроходного плавника. Все нижние плавники серовато-фиолетового цвета, хвостовой - краснобурый; глаза золотистые. Глоточные зубы, лежащие в глотке, имеющиеся у всех карповых рыб и служащие для перетирания твердой пищи, отличаются своей массивностью; их находится с каждой стороны по пяти, расположенных в два ряда. Молодые карпы, 2-3-летнего возраста, значительно площе, шире, горбатее и светлее взрослых, почему называются местами лапышами и горбыльками. Крупные карпы имеют почти цилиндрическое туловище.

Но как в цвете, так и складе тела карп, эта далеко распространенная и даже, можно сказать, одомашненная рыба, подвержена многочисленным и сильным видоизменениям. С одной стороны, встречаются разности с очень удлиненным, почти цилиндрическим телом, с другой - бывают карпы, по форме тела подходящие к серебряному карасю. Последние, по-видимому, все чаще встречаются в прудах и вообще в небольших замкнутых бассейнах, между тем как продолговатые карпы чаще встречаются в устьях рек, в море или в больших озерах.

Сюда относится т. н. венгерский, или продолговатый, карп (Cyprinus hungaricus), который водится в Нейзидлерском озере, также в устьях Днестра и Днепра, где достигает громадной величины. У днепровских рыбаков он известен, кажется, под названием морского корбпа и кроме удлиненного туловища отличается ими по более черной спине и по синеватому мясу, которое притом всегда грубее и хуже швкусом, чем у обыкновенного. В других русских реках эта порода, т. е. разность карпа, до сих пор не была найдена. Из вариететов замечателен также горбатый карп (Сург. igibbosus, у которого спина сразу поднимается крутой дугою и потом до начала спинного плавника тянется прямою линиею. По-видимому, этот вариетет довольно распространен в южно-русских реках и отличается рыбаками от речного сазана под названием горбыля (в Саратовской губ.) или (неправильно) коропа (в верхнем течении Сев. Донца). Эти горбатые и широкие карпы темнее цветом и сильнее обыкновенных, но, по-видимому, малочисленнее последних и встречаются главным образом в крепких местах.

В Средней России, особенно в Балтийском бассейне, настоящий речной карп встречается довольно редко. Здесь преобладает прудовая корпия, разведенная в конце прошлого и начале нынешнего столетия во многих прудах крупных польских и великорусских имений и оттуда, б. ч. случайно, перешедшая во второстепенные реки и там размножившаяся. Этот прудовой карп б. ч. немецкого происхождения и отличается от речного более темным и зеленоватым цветом чешуи, шириною, менее тупою мордою, с еще более резким переломом к спине, чем у продолговатого карпа, а главное - необыкновенною выносливостью, в чем значительно превосходит настоящего речного сазана, или коропа, который в непроточных прудах размножается редко. В реках Балтийского бассейна, также в Москве-реке, Упе и многих других, даже в верховьях Дона, Воронежа встречается, по-видимому, почти исключительно немецкая карпия, местами уже смешавшаяся с коренным видом и своим родоначальником - сазаном.

Истоки Дона, принадлежащие имению графов Бобринских и образующие огромный пруд, с давних времен, много десятков лет, заключают в себе особую серебряную разность карпии, достигающую очень большой величины. Чешуя на этих карпиях (по словам покойного графа А. В., вывезенных его отцом из Германии) такого же цвета, как у серебряного карася, и не так толста и крепка, как у обыкновенных карпии, тем более сазанов. Это, однако, не помесь карпа с карасем, никогда не достигающая большого роста.

В Западной Европе встречаются также особые выродки прудовых карпии, т. н. зеркальные карпы, отличающиеся необыкновенно крупною и неправильно расположенною чешуею., В виде исключения попадаются там карпии почти вовсе лишенные чешуи. Помеси карпа с карасем занимают как бы средину между двумя видами и являются в весьма разнообразных формах. Общего между этими ублюдками то, что они никогда не достигают значительной величины, имеют усики, как у карпа, но значительно меньшие или по крайней мере более тонкие, а телом гораздо шире обыкновенного, даже прудового карпа, и в этом отношении подходят к продолговатому - серебряному карасю. Кроме того, жаберные крышки у этих помесей не гладкие, как у карася, а бороздчатые. Вообще, по всем признакам, это, несомненно, ублюдки от карпа и карася. Одни из них по глоточным зубам, длине усиков и всего тела более приближаются к карпу, другие - к карасю, но между ними существует множество переходов. Обе помеси имеют в России почти такое же распространение, как и карп, но в средних широтах встречаются, по-видимому, чаще, чем на юге.

Первая помесь, более близкая к карпу, - Cyprinus Nordmanni, водится, впрочем, исключительно в реках Черноморского бассейна - в Днепре, Днестре и Буге, где называется шаран, шаранец или саранец, саранчик, местами (по Днепру) - подроек или подрыек. Иногда у шаранца усики бывают даже длиннее, чем у карпа, хотя гораздо уже, а глоточные зубы совершенно сходны с зубами Cypr. Carpio. Цвет его, однако, значительно темнее, и иногда шаранец кажется почти черным. Сколько известно, в этих местностях он держится преимущественно по заливам и заливным озерам, также в проточных ставах, происходящих от запруживания речек, и, по свидетельству рыбаков, показывается в устьях названных рек весьма редко, б. ч. в тех случаях, когда от сильных дождей прорвутся плотины на побочных реках. Вообще он более придерживается болотистых вод, хотя не избегает (?) и мелких каменистых речек (в Крыму). Мясо шаранца обыкновенно отзывается тиной, а ростом он бывает не более 10 (?) дюймов при 2,5 ф. весу. По всей вероятности, под общим названием шаранца смешиваются две разные рыбы - одна помесь речного карпа или сазана с карасем, другая - мелкая разновидность или особый вид речного коропа, живущего в небольших и быстротекущих реках Черноморского бассейна.

Другие ублюдки известны под названием ставного коропа, в Литве и Польше - карпа-карася - Carpio Kollarii Неск. и еще более приближаются к карасю, как по глоточным зубам, так и по форме тела и другим признакам.

Эта помесь водится в тех же местах, как и шаранец, но, кроме того, встречается во всей Западной России - Литве и Польше, даже в Курляндии, также найдена в Крыму (?). Под Саратовом, вероятно, именно эту рыбу отличают под названием горбатого карпа, который, по свидетельству тамошних рыбаков, живет в озерах, имеет белый серебристый цвет, сильно сжат с боков и вообще весьма сходен с продолговатым карасем. Точно так же сазан-горбылек р. Пензы, называющийся также карпом и никогда не бывающий более 3 фунтов, очевидно, помесь карпа с карасем. Он встречается, по-видимому, и в Свияге, где отличают стрежневого карпа (сазана) от широкого черноспинного карлика, предпочитающего заводи и позднее нерестящегося. В юго-западных губерниях Carpio Kollarii тоже встречается исключительно в ставах и озерах. Величина его почти одинакова с шаранцем.

Что касается настоящего карпа - прудового и речного, то как тот, так и другой достигают иногда огромных размеров, как ни одна из других карповых рыб, и глубокой старости. Самый большой из современных нам сазанов имел 3 пуда 17 фунтов. Этот гигант, по свидетельству С. Н. Алфераки, был пойман на крючья, в 80 верстах от Таганрога, на Кривой косе. Лет 7-8 назад, т. е. в начале восьмидесятых годов, в р. Воронеже Лебедянского уезда попался в невод, по словам очевидцев, передававших об этом факте известному московскому охотнику и рыболову А. А. Беэру, громадный и вместе с тем необыкновенно уродливый сазан. Он вытянул 4 пуда 10 фунтов, но имел вид полуторааршинного обрубка почти аршинной ширины. Озерные, тем более прудовые карпии Западной Европы вряд ли могут достигать таких больших размеров, как настоящие речные и морские сазаны Юго-Восточной Европы. Наибольшие карпии, известные из заграничной литературы, не превышают 110 фунтов и происходят из Цюрихского озера в Швейцарии. Знаменитый карп (из Одера), о котором, со слов Блоха, говорится во всех иностранных сочинениях о рыбах, весил всего 70 фунтов и пойман был еще в 1711 году. Пудовые и полугора-пудовые сазаны встречаются у нас во многих больших и малых реках Южной России и не составляют диковинки. Волжские сазаны в общем мельче нижнеднепровских и в настоящее время редко достигают пудового веса, чему причиною усиленная ловля. Лет сто назад, по свидетельству Палласа, в Каспии встречались сазаны до 5 футов длиною.

Само собою разумеется, что такие огромные рыбы должны были прожить много лет. Действительно, имеются достоверные сведения о прудовых карпиях, достигших не только столетнего, но даже двухсотлетнего возраста. Карпии прудов Поншартрена имели, по свидетельству Бюффона, 150 лет, а Шарлотенбургским (близ Берлина) было более 200; последние, кажется, целы и по настоящее время. Достигают ли сазаны такой глубокой старости - подлежит сильному сомнению, но, вероятно, и у нас в некоторых прудах удельных имений около Петербурга, а также в ставах польских магнатов найдутся столетние карпии.

Дело в том, что прудовые карпии попали к нам через Германию позднее, чем в другие европейские страны, не ранее 1729 года, кроме Польши, где эта рыба разводилась в прудах значительно ранее и, вероятнее всего, проникла сюда не из Западной Европы, а с низовьев Днепра и Днестра. Черное, Каспийское и Азовское моря и низовья рек этих бассейнов, несомненно, составляют родину карпа. Достоверно известно, что римляне, очень высоко ценившие эту рыбу, привозили ее из Малой Азии, вероятно с Черного моря (Дуная). В бассейне Средиземного моря карп, или сазан, был разведен уже в христианскую эру. Во Франции он появился в царствование Франциска I, в Англии - в 1504 г., в Дании (и Швеции) - около 1560, а в Восточной Пруссии будто даже только около 1769 г., что весьма сомнительно.

Первые опыты разведения речных карпов в прудах, надо полагать, принадлежат еще римлянам, и из Италии карпия постепенно распространялась все далее и далее к северу в качестве прудовой рыбы, а затем из прудов попала почти во все реки Западной Европы, кроме Дуная, где карпы с низовьев постепенно распространялись кверху, до самых верховьев, как это замечается и во всех реках Черноморского и Каспийского бассейнов в Европейской России. Это постепенное расширение области распространения одновременно как прудовой карпии, так и речного сазана все еще продолжается.

В настоящее время карп водится почти во всех больших и средних реках России, за исключением рек, впадающих в Белое и Ледовитое моря. Всего реже встречается он в Балтийском бассейне: в Петербургской губ., Лифляндии и Эстляндии, сколько известно, его нет в текучих водах, и карп, называемый в Петербурге, в отличие от язя, немецким, водится исключительно в немногих прудах при царских дворцах, напр, в Гатчине, Ропше, Петергофе, Красном Селе, также в некоторых имениях Курляндской губ. В Царстве Польском он изредка встречается в Висле, но тоже более принадлежит к обитателям прудов. В Средней России карп еще весьма редок в верхнем течении Волги, а в верховьях последней и в озере Селигер бывает только случайно, годами, б. ч., очень мелкий; начиная с Твери, он попадается почти ежегодно, а далее встречается все в большем и большем количестве и достигает значительной величины. В Каму сазаны заходят весьма редко*, гораздо чаще бывают в Оке и ее притоках, напр, в р. Проне, Цне и Мокше; в верхней Оке они, по свидетельству Тарачкова, живут круглый год под Орлом, не более 50 лет назад и, без сомнения, попали в реку из прудов и сажалок. В последнее время, именно с 1882 года, карпы (прудовые) появились в Москве-реке и, кажется, начинают здесь размножаться. По крайней мере, уже в 1886 году нередко ловились 2-3-фунтовые карпы на удочку, а в 1885 г. много попадалось 2-3-вершковых. По справкам, карпии попали в Москву-реку из прудов Мещанского училища по причине необыкновенно высокой воды 1882 (?) года**. По свидетельству Аксакова, сазаны показались в р. Свияге также в тридцатых годах сначала средней величины и крупные, а затем и множество мелких; это появление карпий Аксакову объясняли тем, что в верховьях прорвало огромный пруд (Колдомасовский), не уходивший лет сорок и в котором эта рыба водилась в большом количестве. Через несколько лет сазаны показались и в других небольших реках Симбирской и даже Пензенской губ. (в Суре, Пензе, Ардыме, Чембаре, Уче). Здесь они, конечно, мечут икру, как и в Оке; но в самой Волге, во всем верхнем ее течении, сазаны составляют большую редкость и в значительном количестве ловятся каждую весну только начиная с Самары, да и во всякое время попадаются здесь в одиночку; идут нерестовать в р. Самару и ее притоки.

* Впрочем, в 1885 г. они появились здесь в значительном количестве (Варпаховский).
** Под Москвою карпии (прудовые) сохранились только в очень немногих прудах. В Пресненских их нет и не может быть по причине дурного качества воды, хотя я слышал, что недавно, лет 5 назад, видели" карпа в Верхнем пруду, выходившего на чистую воду, вытекающую из смежного пруда, бывшего граф. Толстого. В последнем пруду карпии могут быть, но в самой Москве карпии, наверное, встречаются только в прудах Мещанского училища, где размножаются. В Петровской академии карпии уже нет, но они сохранились еще в Нескучном, где встречаются и мелкие. Всего более карпии всякого возраста в прудах Николо-Угрешского монастыря (в 20 вер. от Москвы), затем в с. Отрада, графа Орлова-Давыдова, в Серпуховском у. В том же уезде, в пруду с. Рождествена (кн. Шаховского), карпии довольно много, но не меньше 4 фунтов. Кроме того, карпии встречаются в небольшом количестве в пруду им. Лепешкина на Уче (близ Пушкина), в пруду Найденова близ Яузы, в Хлебниковском пруду около Сетуни, в Лобановском около Химок (очень мало) и, наконец, в Кунцеве у Солодовникова. Большая часть последних ушла в Москву-реку, и остались лишь с десяток в другом пруду. Мелких карпий в нем я не нашел вовсе, как и в Рождественском. В Кузьминских (кн. Голицына) прудах карпий перевелись, также в Царицынских.

Другие материалы раздела Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Уважаемые посетители!
Вы просматриваете старую версию сайта компании "Бадис"
Можете прямо сейчас перейти на наш новый сайт