Пескарь

Фундаментальный труд Леонида Павловича Сабанеева (1844-1898), в котором в популярной форме излагаются образ жизни, повадки и способы ловли почти всех известных в России пресноводных рыб.

Пескарь

Страница: 1/2

Gobio fluviatilis L. В большей части России - пескарь; местами по Волге, а также в Пермской губ. - пескозоб, пескозубчик; на Дону - пескозуб; на Каме - песчаник; в Вологодск. губ. - пескан; на Урале - пискан; в Пскове - песук. пискушек; в Архангельске (?) - пестуш; в Новой Ладоге - парша, паршик; в Новгор. губ. -мулятка; на Волховских порогах - бараус; в Нарве - крымпа (ижорское назв.); на южной оконечности Онежского озера -гулень; в р. Онеге, по Петрову - сом (?). В Пензенск. губ. (Даль)-скдзобщик; по Далю, местами (?) - тугунок. В Воронежск. губ. и в некот. местностях Малороссии неправильно - бобырь; вообще в Южной России - столбец, столбчик; в Кременчуге - печкур, в Волынской и Подольск, губ. - кобл, кобяик, кобель. В Польше -кильб, кольбь, рузик; в северо-зап. губ. - курмель. У эстов - юри-лест, кивви-кала, кёр-юри, грун-дилът; у ижоров - кримпе; у латыш. - попе, грундулис; башк. - ульян; вот. - отра; черем. -шумуран, ошма-кол; чувашек. - ираш-пютры, кутан; таг. -таш-баш.

Наружность этой небольшой рыбки более или менее известна каждому: ее легко узнать по крупной чешуе, цилиндрическому телу и двум небольшим усикам, которые лежат в углах рта. Пескарь в довольно редких случаях достигает четырех-четырех с половиною вершков длины и толщины большого пальца, как, напр., в Средней Волге; большею частью он бывает не более трех. Брусковатое тело его, лишенное слизи, сверху зеленовато-бурого цвета и покрыто синеватыми или черноватыми пятнами, которые иногда на боках сливаются и образуют темную полоску; брюшко желтоватое, серебристое; спинной и хвостовой плавники испещрены темно-бурыми пятнами, которые обыкновенно расположены в несколько правильных рядов; все плавники сероватые; глаза желтые. Глоточные зубы пескаря (7-8 с каждой стороны) расположены в два ряда, и венчик их на вершине загнут крючком.
Но вообще пескарь представляет большие уклонения как в цвете (старые всегда темнее), так и в форме туловища и головы. Замечено, что в северных частях России пескарь гораздо остроносее, чем на юге; в Московской губ. все рыбаки отличают от обыкновенного пескаря-черныша (в Коломне- старица)-узкоротого пескаря-синца, или песчаника, который меньше ростом, редко более 2 вершков или 4 дюймов, продолговатее, с непрерывной синей полосой на боках и сильно просвечивающими внутренностями; хвостовой и спинной плавники без пятен, и хвостовая часть тела заметно уже, чем у обыкновенного. Этот синец принадлежит к так называемому долгоусому пескарю, который многими зоологами отделяется, и совершенно справедливо, в особый вид - Gobio uranoscopus. Последний, как видно из русского названия, отличается более длинными усиками, которые почти хватают до жаберной щели, более вытянутым телом, узкою головою, меньшим ростом и более цилиндрическою, менее сжатой с боков хвостовою частью туловища. Под Ярославлем долгоусого пескаря рыбаки называют голзаком или холзаком. Кроме того, долгоусые пескари были найдены в Волге и Каме, в Казанской губ., в Могилеве на Днестре и в реках бассейна Дуная. Вероятно, он водится, подобно чернышу, почти во всей России. По собранным мною сведениям, синец весьма многочислен по песчаным отмелям Оки и Волги, местами даже обыкновеннее черныша. Окские и волжские синцы, кроме того, отличаются своею величиною. В последнее время синец найден был также в р. Сердобе Саратовск. губ., а также в Куре и Куме на Кавказе.

Пескарь-черныш имеет довольно обширное распространение. Он весьма обыкновенен во всей Европе и в большей части России. Его, однако, нет в Финляндии, за исключением южных частей Выборгской губ.; в Ладожском и Онежском озерах пескарь редок и водится только в южных частях этих бассейнов, но далее к востоку он найден был Данилевским под Архангельском, также в Мезени и Пезе, а в позднейшее время (Петровым) - в Вытегре и Онеге. Судя по многочисленности пескарей в реках Богословского округа, эти местонахождения имеют за собой большую вероятность. Во всяком случае, пескарь не принадлежит к коренным обитателям рек Белого и Ледовитого морей и, вероятно, распространился здесь уже в позднейшие времена. В "Зоогеографии" Палласа местопребыванием пескаря названа только Европейская Россия, но он встречается в большей части Западной Сибири, так как найден в Иртыше и в Оби (низовьях), а также в Енисее. Кроме того, пескарь (особая разность его) водится в Туркестанском крае (в Сырдарье и ее притоках). Настоящий же пескарь найден только в верховьях Амударьи (в р. Дайравата) на высоте 2000 фут. Заметим, что, по некоторым сведениям, эта рыба очень редка в притоках Дона. В низовьях Волги и Урала она довольно многочисленна, а также весьма обыкновенна в речках Крымского полуострова. В Куме и Куре найден только долгоусый пескарь, в р. Туапсе же -обыкновенный.

Переходим к образу жизни пескаря. Он живет как в больших реках, так и в самых незначительных речках, реже встречается в проточных озерах и прудах*, и то более зимой, но, будучи пересажен и в непроточную, но чистую воду или попав туда случайно, размножается там очень быстро, хотя никогда не достигает такой величины, как в реках. В некоторых, исключительных случаях пескарь, по свидетельству Геккеля, замечается не только в болотах и подземных водах (напр., в гроте Адельсберга), но даже в теплых источниках, как у Теплица, Карлсбада, Бадена и др. Вообще же он любит воду чистую и свежую, хотя избегает очень холодной и слишком быстрой. Обыкновенно всю весну и лето пескари держатся на перекатах или поблизости их, на местах мелких, с хрящеватым или песчаным дном, откуда и произошло его главное название со своими многочисленными вариантами. В конце лета и осенью пескари замечаются на более глубоких местах, тоже с песчаным или иловато-песчаным дном, и всего чаще встречаются у самых перекатов, в небольших заливах, где образуется как бы небольшой водоворот. В травянистых местах днем их никогда не бывает, и вообще пескари встречаются в сообществе гольянов и гольцов. В октябре или ноябре, смотря по местности, пескари почти исчезают и уходят зимовать в пруды или озера или же скрываются в самых глубоких речных ямах, и, так как зимою крайне редко попадают в невода, очень может быть, что иногда зарываются в ил.
* Под Москвой, например, пескарь (обыкновенный) встречается в огромном количестве в глубоком оз. Белом, у с. Косина (в 18 в. от Москвы); в самой Москве его очень много в ключевом пруду бывшем гр. Толстой, что у Зоологического сада
Пескарь ведет вполне дневной образ жизни и никогда не плавает ночью, а лежит тогда неподвижно на дне, упираясь грудным, брюшным и заднепроходным плавниками, как на подпорках. В полдневный жар он иногда, тоже по целым часам, стоит на одном месте, приткнувшись к камню или коряге, и эта неподвижность пескаря вместе с брусковатым телом послужила поводом к меткому названию его малороссами - столбец, столбчик. Вообще эта небольшая рыбка и не отличается большой живостью, хотя плавает очень быстро и может очень долго держаться и даже плыть против быстрого течения. Впрочем, на перекатах пескарь укрывается за камнями, да и поднимается здесь кверху толчками от одной защиты до другой.

Вследствие предпочтения, отдаваемого перекатам, речной пескарь прежде всех других рыб гибнет от порчи воды какими-либо вредными веществами: остатками газового производства, ядовитыми красками и другими заводскими и фабричными отбросами. В самой Москве пескари снут тоже летом в жары, после дождя, так как не выносят теплой и вонючей воды с раскалившейся мостовой. По-видимому, долгоусый пескарь предпочитает более тихие, глубокие и песчаные места, тогда как обыкновенный пескарь (в теплое время года) держится исключительно на хрящеватом или каменистом дне. Этим объясняется, почему брюхо у него часто имеет кровяные ссадины, особенно во время нереста. Вообще же пескарь-синец значительно слабее и малочис-леннее черныша и до сих пор еще ни разу не был найден в озерах и прудах, да и в ручьях и мелких речках, кажется, встречается очень редко. Озерные пескари, по моим наблюдениям в оз. Белом и Толстовском пруде, имеющих довольно холодную воду, держатся (летом) около берегов, на песках; по Терлецкому же, они, однако, уходят на лето в глубину, на илистое дно, и на отмели не выходят, что можно объяснить нагреванием воды около берегов.

Озерный пескарь, во всяком случае, на ночь стоит в глубине и вряд ли прячется в траву, подобно речному. Последний еще до заката забивается в водоросли и другие водяные растения, растущие на перекатах или поблизости их. Здесь пескарь находится в полной безопасности от хищных рыб, в особенности налима, не дающего ему по ночам покоя. В удобных местах опытные рыболовы много ловят в это время пескарей вместе с гольцами и особенно с прятливыми щиповками корзиною или просто ощупывают их руками и вытаскивают вместе с нитчатыми водорослями, в которых вся эта мелочь запутывается.

Как было сказано, пескарь всегда держится на самом дне, подобно ершу, и крайне редко поднимается к поверхности воды, даже на довольно мелких местах. Впрочем, на перекатах пескарь иногда даже совсем выпрыгивает из воды - торчком, довольно характерным образом, так что такого играющего черныша нетрудно отличить от других мелких рыб. Выпрыгивание это замечается по временам в течение целого лета. По мнению одних рыболовов, пескари скачут перед нерестом, - разбивают икру; другие думают, что выпрыгивание предвещает перемену погоды. Пескари, преследуемые на мели хищною рыбою, тоже выпрыгивает из воды. В больших и средних реках они всего более преследуются шерешперами, которые предпочитают пескаря всякой другой рыбе. Вероятно, всякий видел, как бьет шерешпер на мелях и перекатах. Можно быть уверенным, что он подплыл незаметно к стайке пескарей, врезался в нее и ударил с целью оглушить какую-либо рыбу и подхватить ее. Следует заметить, что пескари живут между собой очень дружно и встречаются нередко стаями смешанного возраста - прошлогодние со старыми.

Как рыба донная, пескарь всегда отыскивает пищу на дне. Обыкновенно он кормится мелкими червячками, насекомыми, рачками, такими мелкими, как циклопы и дафнии, также частицами сгнивших органических веществ, которые добывает себе из песка или ила. При этом усики, вероятно, оказывают пескарю большую услугу. В иле же он добывает себе мотыля, который в конце лета, кажется, составляет едва ли не главную пищу этой рыбы, разумеется, там, где мотыля много. Я полагаю даже, что уход пескаря в глубину обусловливается не столько свежестью воды, сколько изобилием красных личинок комара-толкунчика. Главную пищу пескаря весною составляет, кажется, икра других рыб, чем они приносят значительный вред. Кроме того, что они перехватывают на перекатах мимо плывущие, б. ч. неоплодотворенные икринки, пескари в апреле и частью в мае кормятся икрою, выметанною другими рыбами на перекатах и камнях, отдирая прилипшие икринки своими толстыми губами. По свидетельству многих авторов, пескари едят также животные извержения, даже падаль: Марсигли с увлечением рассказывает, как во время осады Вены турками пескари отдавали особое предпочтение мясу неверных. Тем не менее пескарь менее всеяден, чем мирон-усач, и употребляет главным образом животную пищу, что доказывается практикою удильщиков-рыболовов.

Нерест пескаря во многих отношениях еще не исследован и представляет много темных сторон, требуя более подробных и точных наблюдений. О нересте синца нам даже ничего не известно, и можно только предполагать, что он вряд ли представляет какие-либо существенные отличия. Речной черныш начинает, по-видимому, тереться примерно через месяц после того, как выйдет из глубоких мест, где зимовал. Полая вода застает его уже около мелких берегов, где течение тише; затем в скором времени, как только река войдет в берега, он занимает свои летние места, т. е. перекаты, и начинает метать икру. Кажется, что в больших реках, напр. Волге, Оке и других, большая часть пескаря по причине позднего их разлива входит для нереста в мелкие притоки - речки и ручьи; в Нижней Волге, однако, по уверениям рыбаков, пескари за неимением удобных мест выпускают икру в рачьих норах. В проточных озерах и прудах пескари также уходят для нереста в речки и ручьи.

У нас, в Средней России, пескари начинают метать икру почти одновременно с плотвой - в конце апреля или в начале мая, но нет никакого сомнения в том, что нерест длится очень долгое время, едва ли не весь май и даже июнь, и что икра, следовательно, выпускается частями, в несколько приемов, а не сразу. Мне кажется, что такая периодичность нереста может быть объяснена относительно малым количеством самцов сравнительно с самками. Между тем как у большинства рыб число молошников значительно превышает число икряников, у пескарей наоборот - самцов бывает очень мало. Отличаются они от самок меньшим ростом, а во время нереста зернистою сыпью на голове, спине и верхней стороне грудных плавников. По словам Бланшара, их будто бывает в 5-6 раз меньше, чем самок. Поэтому можно дать некоторую веру наблюдениям, что во время нереста самка и самец действительно трутся брюхо с брюхом, одновременно выпуская икру и молоки. Любителям аквариумов - комнатным рыбоводам, - с другой стороны, очень хорошо известно, что для оплодотворения икры нет никакой надобности в том, чтобы она была непосредственно облита молоками. В стоячей и тихотекущей воде икра, по теории, должна оплодотворяться целиком, почти без остатка, а чем быстрее течение, тем, очевидно, более молок требуется для оплодотворения.

Как бы то ни было, нерест пескаря производится в речках и ручьях весьма шумным образом и многочисленными стаями - на очень мелких местах, на хряще и мелком камне. При этом пескари высовывают хвост и большую часть туловища, кроме головы и части брюха, и бьют хвостом по воде. В средних реках нерест пескаря менее заметен: в запруженных реках, напр, в Москве-реке, за недостатком перекатов он трется главным образом под шлюзами, под которыми с конца апреля держится массами, привлекая множество щук и шерешперов. Здесь он выметывает икру между плитами и крупными камнями, которыми выложено дно реки под шлюзом. В больших реках, как сказано, пескари в крайности выпускают икру (попарно?) даже в рачьи норы. В непроточных холодных озерах, например в упомянутом выше Белом, что близ с. Косина, под Москвою, пескари, по собранным мною от арендатора озера сведениям, трутся на песке, на мелких местах около самого берега и собираются здесь в таком множестве, что вода кажется кипящею. В средине же лета здесь замечается любопытное явление, тоже, вероятно, относящееся к нересту: пескарь вдруг начинает собираться на довольно глубоких местах сплошною массою, образуя правильный конус, вершина которого находится на поверхности. О количестве рыбы можно судить по тому, что если своевременно захватят неводом эту кучу, то сразу вытаскивают до 10 и более пудов. Весьма вероятно, что таким способом пескари заканчивают нерест, так как сильно нагревшаяся вода у берегов заставляет их удалиться на глубину.

Другие материалы раздела Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Уважаемые посетители!
Вы просматриваете старую версию сайта компании "Бадис"
Можете прямо сейчас перейти на наш новый сайт