Сиги

Книга известного Новосибирского рыболова Сергея Шаталова

Сиги Если художнику, человеку далекому от рыбалки, заказать портрет стремительной рыбы, то он нарисует прогонистое тело, сверху квадратный плавничок, симметричный хвостик, среднего размера чешую, а цвет предпочтет серебристый. Получится портрет сига. В природе все стремится не только к совершенству, но и к доброй красоте: обезьяна стала человеком, саблезубый тигр - тигром обычным, древние рыбы с усеянной зубами пастью стали нельмой - хищной беззубой рыбой, занимающей верхнюю ступень пирамиды эволюции в своей формации.

О современных сигах Оби можно помалкивать, уподобившись страусу и спрятав голову в песок. Можно говорить вполголоса и так же тихо полавливать. Можно говорить нормально как о реально существующей рыбе, теме и проблеме. Все они представлены в красной книге, т.е. книге вымирающих видов. Реально это означает то, что на них поставлен жирный крест, по принципу «нет рыбы - нет проблемы». Но сиги живут и, как большинство других обских рыб, вымирать не собираются. До 1995 года я не знал ни одного спиннингиста, которому бы они не попадались. Совокупный опыт позволяет говорить о том, что система ловли этих рыб по времени года, времени суток, приманкам и их подаче полностью отработана. Описывать ее, по понятным причинам, время не пришло, - к этому не готовы ни люди, ни рыбы, ни существующая ситуация. Сказать можно лишь об актуальности принципа «поймал - отпусти» и о том, что эта рыба идеально подходит для нахлыствовой подачи. Нельма чувствует себя вольготно во всех слоях воды, но настолько (по-рыбьему) умна, что лучше других хищников способна различить, где имитация, а где живой малек. Поэтому мало подать ей обманку под нос, надо еще, чтобы она ошиблась. Других рыб ловят, а нельму подлавливают. Все рыбы клюют, а она ошибается. Чаще это происходит в верхних слоях воды, когда у удирающего малька почти вырастают крылья, а преследователь впадает в азарт, теряя голову. А это - нахлыстовые горизонты подачи. Сиги, из тех, что знакомы новосибирцам - это нельма, муксун, пелядь и так называемый «сырок». Сырком называют все, что не поддается любительской классификации видов, так как даже ученые в состоянии определить тот или иной вид или гибрид сиговых лишь методом «молекулярной гибридизации ДНК» (Б.М. Медников, Ю.С. Решетников, Е.А. Шубина. Зоол. журнал. 1977. Т. 56, № 3. С. 333-341). Поскольку сиг - это «рыба-легенда», то нет лучше способа рассказать о нем, как купонами из сухих научных источников.

Всего в Оби живут 8 основных видов рода Корегонус (сиги, ряпушки, омули) и род Стенодус (нельма), а также их гибриды.

Вся видовая совокупность сиговых рыб, особенно рода Корегонус, находится в стадии становления (Е.К. Сычевская), поэтому существует множество жизнестойких, способных давать потомство гибридов, например чир с муксуном и пыжьяном, омуль с муксуном, сиг с пелядью. Существуют и межродовые гибриды: нельма (род Стенодус) с омулем (род Корегонус), нельма с муксуном (Берг Л.С. Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран. М.;Л. Изд-во АН СССР, 1948).

Межвидовые гибриды способны образовывать стабильные стада в природных условиях (Свердсон. Проблемы семейства сиговых. 1965).

Основной ареал жизни и размножения сигов находится далеко на север от Новосибирска, в нижней Оби и в Обской губе. Нам известны лишь те виды, которые в период нерестовой миграции способны подняться достаточно высоко, в чужую для них зону, где процветают карповые, окуневые и щуковые. Главным фактором в их продвижении является фактор течения, а точнее - его скорость. «В Оби с пониженными особенно в летнее время скоростями течения половозрелые особи пеляди подымались до районов падения Бии и Катуни. Теперь идут только до плотины Новосибирской ГЭС, что отразилось на уровне естественного воспроизводства пеляди».

«Длина нерестовых миграций связана с разной способностью рыб преодолевать течение реки и поэтому различная удельная поверхность этих рыб является причиной того, что прогонистый омуль идет на нерест первым в июне, когда скорость течения северных рек весьма значительна, а ряпушка с ее большой удельной поверхностью может идти на нерест лишь в сентябре, когда скорости течения не превышают 0,5 м/с». «Обской муксун нерестится в районе впадения Томи». «Нельма, обладая наименьшей удельной поверхностью, идет первой на нерест в период с июня с его значительными скоростями течения, характерными для половодья, и поднимается наиболее высоко в каждой северной реке… Обская нельма попадает в районы размножения в середине октября… близок к нельме в гидродинамическом отношении и по срокам нерестовой миграции омуль». (Пирожников П.Л. 1949, 1955, 1966). Одним словом, в Новосибирске встречается только самые прогонистые, стремительные и выносливые сиги. Отметав икру и переболев, они никуда не уходят, т.к. зимняя Обь предоставляет им идеальные условия: вода чистейшая, вся местная мелкая рыбешка находится в спячке, являясь легкой добычей хладолюбивой нельмы. И только помутнение воды в 20-х числах апреля, заставляет их вернуться на север. Повторно, в родные места вернутся уже не все. У обской нельмы самый поздний срок полового созревания и самый короткий срок жизни (оптимальные цифры по этим параметрам - в реке Анадырь).

Вариант подъема численности ее популяции будет выглядеть следующим образом. Прерогативы по ее отлову и размножению (ежегодное разрешение из Москвы на отлов двух самок и пяти самцов) в местах ее наибольшей концентрации (под плотиной ГЭС). Сибирская акклиматизационная станция (САС) передаст в руки «естественных экологов», т.е. людей, кровно заинтересованных в ее благополучии. К примеру, клубу нахлыстовиков, имеющему права юридического лица. Одно дело, если все вершится по указке сверху и другое - по зову сердца и в личных интересах. Отлов производителей будут проводить не сплавной сетью (каторжный труд, в холодное время года, с большим приловом сорной рыбы), а точечно-спортивными снастями (спиннинг, нахлыст - в зависимости от ситуации). С пониманием и без упрека отмечу, что первым способом отлова всерьез никто не захочет заниматься (ввиду тщетности многократных попыток) и все будет заканчиваться отпиской «пропуск нереста». Сплавная сеть, ныне разрешенная для этих целей - тупое орудие, неподходящее для серьезной задачи спасения нельмы.
Очевидно, что второй способ пойдет на конкурсной основе за особые заслуги. Где живет нельма - легко обнаружить визуально, тихим утром, т.к. рыба «шумная». С лодки подаются нужные имитации на нужный горизонт. Багрить надо за «скобу» - нижнюю челюсть. Икру инкубировать, малька выпускать в реку. Биоценоз сиговые никогда не нарушают - это не ротан, и даже не лещ с судаком, запущенные в Обь в 1956 году. Какие-то рыбы приобретут статус «местной». Те, что уйдут в низовья, вернутся обратно и в марте-апреле, когда Обь уже вскрыта от льда, будут радовать рыбаков всего мира трофейными экземплярами. Подходящую для этого искусственную концентрацию стенодусов трудно создать на Таймыре (куда еще проблема добраться), но реально возможно под плотинами Новосибирска и Красноярска. Традиционно, сошлюсь на мировой опыт: семгу, которую разводят в Норвегии, продают даже в нашем городе, не говоря о прибыли, которую получает эта страна от рыболовного туризма. Либо у нас с нельмой будет также, и чем скорее, тем лучше, либо ее потихоньку добьют, несмотря на все запреты, надежды и желания. Третьего не дано.

читать дальше...


Copyright © ООО "Бадис"
Дата публикации: 2007-06-25 (8268 Прочтено)

Другие материалы раздела Обской нахлыст

Уважаемые посетители!
Вы просматриваете старую версию сайта компании "Бадис"
Можете прямо сейчас перейти на наш новый сайт